Jan de Baen ,,The Corpses of the De Witt Brothers,,

De Witt ( Iohan) held a key position in Dutch politics, being a kind of Prime Minister avant la lettre. In that role, he was repeatedly in conflict with the Orange faction, led by Prince William III of Orange (later King of England during the so-called Glorious Revolution), who felt menaced in his authority. When De Witt came to power, a collective aversion to monarchical power dominated among the Dutch people. But things changed in 1672, the ‘Disaster Year’, when the Dutch Republic was attacked by a large alliance of hostile countries. Popular feeling suddenly turned in favor of William III, and mistrust grew against Johann de Witt and his brother Cornelis.

The latter, who was also an influential political figure, got imprisoned in The Hague on false accusations of treason. On 20 August 1672, when Johan was visiting his brother in prison, the brothers were dragged out of the building and lynched outside by an angry mob. The rage seemed to be spontaneous, but was in fact well-organized and planned by Orangist militiamen. The frenzy was so immense that the De Witts were not just killed, but literally ripped apart by the inflamed mass. Body parts like heart and fingers were removed to be exposed as souvenirs, while other parts were roasted and eaten(!) by the hysterical crowd, in a bizarre outburst of cannibalism. Their corpses were eventually hung upside down on a scaffold nearby. The disgusting sight was captured in this dark painting, whose artist (attributed to Jan de Baen) seems to have witnessed the lynching and presents us his gruesome experience in this early form of visual journalism.Posted


http://rijksmuseumamsterdam.blogspot.com/2010/08/attributed-to-jan-de-baen-bodies-of-de.html

Мигель Сервет (Испанский теолог, врач, картограф и гуманист эпохи Ренессанса) был первым европейцем, правильно описавшим функции малого круга кровообращения. Он участвовал в протестантской Реформации и распространял антитринитарные взгляды. Мигель выпустил трактаты ‘Об ошибках троичности‘ и ‘Две книги диалогов о Троице‘, разгневал католиков и протестантов своим пониманием христологии и поплатился за это своей жизнью. Его арестовали в Женеве (Geneva) и сожгли на костре как еретика по приказу Протестантского руководящего совета. /biozvezd.ru/

Синестезия – особый способ восприятия, при котором некоторые состояния, явления, понятия и символы непроизвольно наделяются дополнительными качествами: цветом, запахом, текстурой, вкусом, геометрической формой, звуковой тональностью или положением в пространстве. Эти качества иллюзорны: органы чувств, обычно отвечающие за их появление, в синестетическом восприятии не участвуют. При этом чувства словно смешиваются: человек может видеть или осязать звук, слышать цвет, чувствовать текстуру или геометрическую форму мелодии и так далее.

Такое «перекрестное» восприятие может проявляться в двух вариантах. Более интенсивный – когда синестетик действительно видит или чувствует цвета, запахи и другие дополнительные качества параллельно с привычными ощущениями от предметов. Но есть и мягкий вариант – «ассоциативный», когда у человека всплывают стойкие ассоциации на определенный раздражитель, но в качестве абстрактного знания, а не реальных физических ощущений. Отличие таких ассоциаций от обычной игры воображения – в их фиксированности. Например, человек на протяжении всей жизни ассоциирует цифру «7» с желтым цветом, а музыку Моцарта – с овалом, в каком бы контексте он с ними ни сталкивался.

Нейрофизиологи до сих пор не пришли к единой точке зрения на этот счет. Самая популярная гипотеза – так называемая модель кросс-активации. Согласно ей, между двумя смежными зонами коры головного мозга, отвечающими за разные ощущения, происходит перекрестная активация. Например, зона, ответственная за восприятие геометрических форм, попадает в зависимость от области, отвечающей за восприятие звука. Это может происходить из-за возникновения аномальных связей между нейронами. По этой модели синестезия – врожденное качество человека, вызванное мутацией генов. И может передаваться по наследству, что подтверждает биография Набокова: цветовое восприятие букв он унаследовал от матери и передал своему сыну. Но стоит подчеркнуть, что наследуется лишь способность «смешанного восприятия»: это не значит, например, что одни и те же звуки у родителей и детей будут связаны с одинаковыми цветами.

Впрочем, есть и скептики, полагающие, что синестезия – это лишь разновидность метафорического мышления, способность творчески проводить параллели между разными вещами. В той или иной степени такое мышление свойственно всем людям. Например, мы обычно ассоциируем печаль с цветами холодного спектра, а звук контрабаса кажется нам «тяжелым». Но эта теория не объясняет всех странностей синестетического восприятия, когда цвет слова может, например, вступать в противоречие с цветом обозначаемого им предмета. Скажем, слово «море» – восприниматься как красное. (7dney.by/ru)

«Черно-бурую группу составляют: густое, без галльского глянца и буква А, крепкое каучуковое Г, Ж – отличающееся от французского J как горький шоколад от молочного, а также темно-коричневое, отполированное Я. В белесой группе буквы Л, Н, О, X, Э представляют, в этом порядке, довольно бледную диету из вермишели, смоленской каши, миндального молока, сухой булки и шведского хлеба». Спокойно, это не записки сумасшедшего! Группу мутных промежуточных оттенков образуют клистирное Ч, пушисто-сизое Ш и такое же, но с прожелтью, Щ.

Переходя к спектру, находим: красную группу с вишнево-кирпичным Б (гуще, чем В), розово-фланелевым М и розовато-телесным (чуть желтее, чем V) В; желтую группу с оранжеватым Е, охряным Е, палевым Д, светло-палевым И, золотистым У и латуневым Ю; зеленую группу с гуашевым П, пыльно-ольховым Ф и пастельным Т (вс° это суше, чем их латинские однозвучия); и наконец синюю, переходящую в фиолетовое, группу с жестяным Ц, влажно-голубым С, черничным К и блестяще-сиреневым 3. Такова моя азбучная радуга (ВЕЕПСКЗ),,

Так описывал свои ощущения от букв русского и французского алфавита синестетик Набоков – в автобиографической повести «Другие берега».

Бурлацкий труд являлся сезонным. Лодки тянули по «большой воде»:
весной и осенью. Для выполнения заказа бурлаки объединялись в артели.
Труд бурлака был крайне тяжёлым и монотонным. Скорость
передвижения зависела от силы попутного или встречного ветра. При
попутном ветре на судне (расшиве) поднимался парус, который
значительно ускорял передвижение. Выдерживать темп движения
бурлакам помогали песни. Одной из известных бурлацких песен является
«Эх, дубинушка, ухнем», которая обычно пелась для координации сил
артели в один из самых тяжёлых моментов: страгивании расшивы с места
после подъёма якоря

Кроме мужчин в артели входили также и женщины. Были и полностью
женские артели. И нагрузка разная: если у женщин на каждую 1000 пудов
клади на судно ставилось по пять бурлачек, мужчин – только по трое.
Тяжелой была бурлацкая лямка. Работать приходилось по 19 часов в
сутки.

В передней лямке шагал опытный и сильный бурлак, который знал
«сакму» (бурлацкую тропу) — его называли «шишка» или «дядька». Он
устанавливал ритм движения и затягивал обычный припев: «Сено-
солома» – для поднятия бодрости и движения в ногу. За «шишкой» шли
«подшишельные». Далее «ленивые» и так называемые «кабальные»
рабочие, они тянули бечеву лишь за харчи, потому что растратили в пути
весь заработок. А подгоняли «кабальных» в самом хвосте артели
«добросовестные» или «усердные» бурлаки. Замыкал шеренгу «косной».
Он следил, чтобы бечева ни за что не цеплялась. При тяге бечевой
бурлаки выступали вперед только правой ногой, а левая придвигалась к
правой, затем снова шаг правой — и так все время. На ходу бурлаки пели
сиплыми, вечно простуженными голосами. Одни впрягались в бурлацкую
лямку из-за нужды, другие – просто продолжить династию.

Библиотека А. Соснина: Возникновение и упадок судового промысла


В разговорном латышском языке слово бурлак (латыш. burlaks) означает не только «бурлак», но и «разбойник». В разговорном литовском языке словом (лит. burliokas) называют крестьян русского происхождения, обычно старообрядцев. В разговорном же румынском бурлаком (рум. burlac) называют холостяка.

Одну из самых известных своих картин — «Древний ужас» («Terror Antiquus») Лев Бакст писал около трех лет, с 1905 по 1907 годы. За это время он совершил поездку в Грецию и на Крит, после чего переосмыслил свои представления об античном мире и сгустил краски: «Статуя становится страшна и фон мрачнее — я всё добиваюсь того, чтобы картина меня самого смущала жуткостью», — писал он в письме к жене.   (vtbrussia.ru)

Изображённая женская статуя — тип архаической коры, которая улыбается загадочной архаической улыбкой и держит в руках синюю птичку (или голубя — символа Афродиты). Традиционно принято называть статую, изображённую Бакстом — Афродитой, хотя до сих пор не установлено, каких богинь изображали коры. Прототипом статуи послужила статуя, найденная при раскопках на Акрополе. Для несохранившейся кисти руки позировала жена Бакста. Любопытно, что Максимилиан Волошин указывает на сходство лица архаической Афродиты на картине с лицом самого Бакста.

Островной пейзаж, разворачивающийся за спиной богини — это вид с афинского Акрополя. У подножия гор в правой части картины на первом плане помещены здания, по мнению Пружана — микенские Львиные ворота и остатки дворца в Тиринфе. Это здания, относящиеся к раннему, крито-микенскому периоду истории Греции. Слева группа бегущих в ужасе людей среди построек, характерных для классической Греции — по всей видимости, это Акрополь с его пропилеями и огромными статуями. За Акрополем — освещённая молниями долина, поросшая серебристыми оливами. (ru.wikipedia.org)

В христианском сознании слово-символ, божественный глагол является ключом от входа в мир бытия, сущего. В Дзэне слово – выход в небытие, мир высшего понимания, где вся Вселенная умещается в одной точке. В Дзэне нет слов: если достигли сатори, вы достигли всего. В отличие от европейской философии в даосизме сатори — просветление, кульминация духовного искания — достигается отрицанием разума. Постижение сущности человеческой природы происходит отлично от знания, рациональной интерпретации и философского анализа. Иррациональность дзэн-будизма выражена в коанах – своеобразных притчах, которые подводят испытуемого ученика к обновлению мышления. Однако никакая чужая мудрость не обеспечивает сатори, потому что для этого требуется отречься вообще от мышления. Сатори — предел человеческого переживания, проникновение в душу камня.И все же стремиться к сатори без коана, все равно, что высевать рис в горячий песок.

Гапочка Игорь: Сны Белой Нимфалиды. Книга притчей Гуигина — Аннотация

To Beethoven he(Handel) was «the master of us all… the greatest composer that ever lived. I would uncover my head and kneel before his tomb.» Beethoven emphasized above all the simplicity and popular appeal of Handel’s music when he said, «Go to him to learn how to achieve great effects, by such simple means»

In the summer of 1717, Handel premiered one of his greatest works, Water Music, in a concert on the River Thames. The concert was performed by 50 musicians playing from a barge positioned closely to the royal barge from which the King listened. It was said that King George I enjoyed it so much that he requested the musicians to play the suite three times during the trip!

Music for the Royal Fireworks, one of Handel’s finest accomplishments, was composed to celebrate the Treaty of Aix-la Chapelle, which officially established peace between France and England, as well as other European countries.

King George II asked Handel to write music for as many military instruments (horns) as possible and hoped ‘fiddles’ (strings) would be excluded. Handel initially objected to these constraints, as well as the planned public rehearsal, but he finally agreed. When the outdoor rehearsal took place (without fireworks),

While listening to the Overture of the Music for the Royal Fireworks, be aware of the way Handel used dynamics.  Dynamics are the loudness and softness of the music.  Much like John Williams uses big, or loud sound, to emphasize sections of his music, Handel did the same. (www.weinerelementary.org)

Большинство картин Стэнли Кубрика четко разделены на главы. Порой это подчеркивается специальными титрами. Иногда обходится и без них, однако разница частей все равно очевидна. В делении на главы можно увидеть дань литературной традиции (что особенно актуально с учетом того, что почти все фильмы Кубрика, кроме ранних, имеют литературную первооснову), а также известную одержимость режиссера упорядочиванием и систематизацией. 

В фильмографии Кубрика есть как картины с классической трехактовой структурой, так и любопытные эксперименты, которыми режиссер, его собственными словами, пробовал «взорвать повествовательную структуру». Например, «Космическая одиссея» состоит из четырех актов, причем каждый следующий акт (кроме последнего) — длиннее предыдущего в два раза. Такая композиция сближает фильм с симфонией, традиционно имеющей деление на четыре части. 

«Барри Линдон» состоит из двух актов, а также эпилога и довольно редкого для кино явления — антракта. В «Цельно-металлической оболочке» также можно выделить два неравных акта с разными местами действия: тренировочный лагерь военных и война во Вьетнаме.

По мнению исследователей, двухактовая композиция была для Кубрика особенно привлекательна, потому как позволяла удобно раскрыть тему дуализма человеческой природы. Не зря одни и те же персонажи его картин в разных актах сильно отличаются. Наиболее явно это прослеживается в «Заводном апельсине». Алекс в первом акте — адепт и практик «ультранасилия», Алекс во втором акте — беззащитная жертва общества. 

И еще одно маленькое дополнение — Кубрик часто делит фильмы на акты с помощью титров с подзаголовками, а кроме того, все его картины, в том числе поздние, завершаются титром «The End». Это вновь можно рассматривать как отсылку к литературе и классическому кинематографу «большого стиля».(tvkinoradio.ru)